Персоналии
Спектакли
О театре

Белозерова Анна Григорьевна.

Воспоминания актрисы.

Приняли меня в театр в 1954 году. Мне казалось, что будет легко и просто манипулировать с куклами, ведь они были моими любимыми игрушками с детства. Правда, не ахти какими, в основном тряпичными с нарисованными мордашками.

Однако, когда очутилась в коллективе среди актеров, то радость моя потухла. С театральными куклами работа была другой. Это тебе не на крылечке лопотать…

Одновременно со мной пришла и Мария Лазаревна Таубе, новый директор театра.

— Не бойся, девочка. Все будет хорошо. — Видя мое смятение, подбодрила она меня.

До войны Таубе работала в нашей Курской филармонии, а во время войны в госпитале сестрой-хозяйкой. Словом, и жизнь со смертью повидала и пороху нанюхалась вдоволь.

Размещался театр в двухэтажном доме № 99 по ул. Ленина. На этом месте сейчас стоит девятиэтажка с гастрономом «Курск». Внизу работала столовая общепита и запахи борщей и просто щей гуляли по всему дому, на втором этаже которого мы и показывали детям свои спектакли. Тут же, рядом с нами располагалась детская библиотека.

Боже мой, сказать, что это был театр, язык не поворачивается. Просто была комната с длинными лавками, на которых усаживались дети: ни много, ни мало, а 120 малышей.

Зал был шириной что-то 5 метров, может чуть больше, а в длину — 15. Кусок зала был отгорожен ширмой. За ней мы работали. Рядышком с нами сидел бутафор В. Дюбрюкс. Была отгорожена и еще маленькая комнатка, где мы репетировали, и работала художник Ирена Андреева.

Коллектив тогда состоял из 18 человек. Все мы были из разного теста, но объединяло нас одно — любовь к театру и мечта сделать его достойным и любимым зрителям.

Актеров было 8 человек. Режиссером работал Игорь Кондратьевич Емельянов. В 1939 году он учился в студии театра им. А. С. Пушкина вместе с А. П. Буренко, Н. А. Чуриловым, В. Стениным у знаменитого А. Н. Канина. А потом война. Вернуться в драму Емельянову не пришлось, ему ампутировали ногу ниже колена. Но он театр не бросил и в 1944 году вместе с актерами В. И. Ми-хатовой, С. И. Михатовым, Т. Амелиной, М. Э. Гойер-Южиной, И. А. Михатовым создали театральную школьную труппу.

Без сомнения долгие годы в нашем театре ведущей актрисой была Валентина Ивановна Михатова, работавшая вместе с мужем до войны в Воронежском кукольном театре. В 1939 году в Москве проводился фестиваль кукольников и Михатова получила из рук С. Образцова почетную грамоту, как лучшая актриса по кукловождению и актерским данным. Она была удивительно добрым, внимательным партнером не только в спектаклях, но и в жизни.

Мне пришлось играть с ней в паре много ролей. В спектакле «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» я играла Аленушку, а она — козлика (Иванушку). В сцене, где Иванушка превращается в козлика, Аленушка поет песню о потере братца, не только у детей, но и у взрослых появлялись слезы.

А вот спектакль «Веселые медвежата» был другим и заражал детскую аудиторию весельем. Играла я опять с Михатовой. Два медвежонка приезжают в гости к бабушке с дедушкой с лес. Чего только они не вытворяли! На кухне разлили постное масло, вымазались в муке. Побежали к реке смыть с себя все, но наткнулись на пчел. Медвежата прячутся от пчел в бочку. А малые зрители переживают, визжат, подсказывают медвежатам, куда надо прятаться. Веселый игровой спектакль получился.

Решили ставить спектакль «Каштанку». Заглавную роль играла я. Но вот беда, у художника никак не получалась Каштанка. Неживая какая-то, не обаятельная. Из-за куклы пять раз переделывали режиссуру. Не нравилась Игорю Кондратьевичу постановка. Обратился он тогда к Валентине Ивановне с просьбой сшить другую куклу. Всю ночь она трудилась над куклой. А Игорь Кондратьевич только успевал ей папиросы зажигать (она курила). Зато к утру была готова кукла, которая всем пришлась по душе, а Игорю Кондратьевичу особенно. Удобное в работе, симпатичное, оригинальное, будто живое существо.

Кроме творческого коллектива работали в театре осветитель, администратор, уборщица, портниха-надомница, грузчик. Машину для выезда (а мы работали в городских школах и в районах) нанимали в автохозяйстве. Ездили и в соседние области. Там хоть в гостиницах размещали, а по курским деревням — как придется. Начинали спектакли после вечерней дойки коров, а это где-то в 10 вечера. Пока умоются, оденутся (смотрели и дети, и взрослые), уже к полночи. Спектакль кончался и все дружно брали свои постельные принадлежности и укладывались, кто где мог. Кто прямо на сцене, кто на лавках в зрительном зале, а кто и прямо на полу.

И никто не возмущался, не выражал недовольства. Мы так любили свою работу, свой театр, что для нас вес эти неудобства были в порядке вещей. Работа с В. И. Михатовой дала мне многое. Она всегда помогала осваивать роль, подсказывала, как лучше водить куклу, да и многие тонкости работы кукольной актрисы я переняла у нее.

У нас был тогда очень молодой коллектив, все в основном после школы. Жемерина Жанна в последствии первая в нашем театре получила звание заслуженной артистки РСФСР.

Двенадцать лет мы работали в доме № 99. А в 1966 году театру отдали здание школы № 4 по ул. Радищева.

Играли два, иногда три спектакля в день. В год ставили четыре новых спектакля и 5-й новогодний монтаж у елки. Вспоминая то давнее время, мне кажется, что декорации к спектаклям того времени были красочнее, наряднее. Куклы тоже отличались от современных в лучшую сторону. Это видно по фотографиям того времени.

В спектакле «Лебединец-град» самой яркой и впечатляющей сценой была битва между Глебом, который освобождал народ и город (актер Бузин Володя) и половцем (актер И. Н. Емельянов). Когда сабли в руках сражающихся соприкасались, то летели искры, что приводило малышей в восторг. А ведь это было находкой постановщика и оформителей.

Этот маленький пример показывает на то, что коллектив работал творчески, искал и находил то, что было важным и нужным. Бывали и курьезы. Однажды поехали мы в командировку на грузовике, и вдруг пошел дождь. Закрыли декорации брезентом, сами залезли под него, но приходилось, подняв руки, поддерживать брезент. У Золова Володи руки устали, и он их опустил. Вся вода, накопившаяся на брезенте, хлынула на нас. Хорошо, хоть декорации почти не пострадали.

Где-то в 1959 или в 1960 появился у нас автобус. Стали больше ездить по гастролям. Побывали в Сумах, Чернигове, Брянске, Белгороде, Кременчуге, Николаеве, Липецке и мн. других городах. Районы Курской области обслуживали в течение года.

Поскольку помещение в доме № 99 было примитивным, мы снимали «Солнечный зал» во Дворце пионеров (ул. Ленина, 69).

Работать без своего хорошего помещения было трудно. Родители писали письма в горисполком и в горком партии о бедах кукольного театра, о том, чтобы нам нашли хорошее помещение. Тяга к театру росла, мест не хватало. Дети, не попавшие в театр, уходили домой со слезами на глазах. А каково было мамам?

С первым режиссером Емельяновым я проработала 11 лет. Потом режиссеры стали меняться, что сказалось отрицательно. Некоторое время работал в театре режиссер из Ленинграда В. Холин. Он организовал актерскую студию из молодых актеров. Появилось много талантливой молодежи, например Нина Афанасьева.

Но лишь с появлением выпускника ЛГИТМИКА  А. Сезоненко начался расцвет Курского кукольного. С ним вместе стал работать художник А. Семенович. Этот дуэт дал необычайно большой спектр постановок, а главное все они были поставлены на высочайшем уровне. Были постановки для взрослых — «Прекрасная Галатея», «До третьих петухов», привлекшие массу взрослых зрителей. Спектакли имели огромный успех у этой аудитории.

И все же главным для нас были спектакли для детей.